ВВЕРХ ПО КРАСНОЙ ДОРОЖКЕ, ВЕДУЩЕЙ НА ТЕАТРАЛЬНЫЙ ОЛИМП

2 недели ago Vichugskie 0

«Дипломант» номинации «Золотой зритель» Любовь Николаевна Рябинкина делится с читателями газеты «Вичугские новости» своими впечатлениями от увиденного на сцене Всероссийского фестиваля сельских театральных коллективов «Театральные встречи в провинции», рассуждает о театре XXI века и современном зрителе.

«Сила народа – в его интеллигентности» (А.П. Чехов)

В шестой раз Вичуга принимала участников Всероссийского фестиваля сельских театральных коллективов «Театральные встречи в провинции».

По красной дорожке, гармонично вписавшейся в великолепие белоснежных колонн нашего Дворца, прошли артисты 15 театральных коллективов и шесть человек уважаемого жюри, в их числе: режиссер Большого театра России С.А. Терехов и постоянный член жюри, заслуженный работник культуры России, руководитель областного народного театра юного зрителя В.В. Маслов.

И по этой красной дорожке обязательно должен был пройти зритель: без него артиста нет, как нет учителя без учеников, врача – без пациентов, писателя – без читателей. Артист прежде всего нуждается в зрителе: он ждет его аплодисментов, только зритель делает артиста заслуженным.

Пустой зал для него – трагедия. Вспомните строки из «Евгения Онегина»:

Театр уж полон, ложи блещут,

Партер и кресла – все кипит.

В райке нетерпеливо плещут,

И, взвившись, занавес шумит.

Но это театр XIX века, а в XXI веке провинциальные театры пусты, и это трагедия не только для артистов, но и для зрителя.

Я люблю театр, но никогда он не был для меня развлечением. В отрочестве, играя на клубной сцене в школьных спектаклях (спасибо руководителю школьного драматического кружка Н.Н. Агаповой), я познавала себя, свои способности. В студенческие годы театр стал для меня средством познания мирового искусства. Он стал моим своеобразным университетом, моим наставником в большей степени, чем кто-то из преподавателей. Сегодня мне нужен театр для человеческого общения – с теми, кто на сцене, и с теми, кто в зале. Для меня это счастливые мгновения, которые мне интересны и необходимы.

А еще я хожу в театр потому, что чувствую гражданскую ответственность за все, что происходит у нас в городе. Мне небезразлично, что о вичужанах думают артисты, приехавшие из различных уголков России, выступающие перед полупустым залом. Мне бывает стыдно за всех нас. Поэтому я здесь.

20 сентября, 12 часов – звучат фанфары, взвивается занавес, начинается торжественное открытие фестиваля. Зал и балкон заполнены зрителями, в основном это школьники, пришедшие со своими учителями, – так и должно быть, хотя дети приведены в театр «на поводке» и для заполняемости «пустот» в зале.

То, что показал театральный коллектив Дворца культуры на открытии фестиваля, заслуживает всяческой похвалы: все было сделано на высочайшем, столичном уровне, продумано до мелочей. Во всем чувствовался отменный вкус и сценаристов, и режиссера О. Душина, и, конечно же, Л.В. Бизяевой, директора Дворца и вдохновителя творческого коллектива.

В рамках открытия фестиваля нам, зрителям, был представлен детский интерактивный мюзикл «Волк и семеро козлят» народного театра и детской театральной студии «Бармалей» Культурного центра Вичуги, поставленный талантливым руководителем Олегом Душиным. Казалось бы, ну чем еще может удивить эта народная сказка современного юного зрителя, давно ничему не удивляющегося? Но О. Душин с труппой «бармалят» сделал конфетку не только в красивой, блестящей обертке, но и с вкусной, интересной начинкой. Спектакль действительно получился очень музыкальным – настоящий мюзикл, в котором дети и пели, и танцевали, и играли, и изображали волчат и козлят, а это, согласитесь, не так-то легко сделать и профессиональному актеру, но ребята справились – молодцы!

Кульминация спектакля – «сражение» волчат и козлят, когда действие было перенесено в зрительный зал – настоящее «побоище», веселое, необычное, увлекательное. Мне было интересно наблюдать за игрой одного из «волчат», самого маленького, озорного, активного и очень непосредственного. По-моему, к нему было приковано внимание всех в зале. Около меня сидела пожилая женщина и взволновано говорила мне: «Смотрите! Смотрите! Это мой внук!», указывая пальцем на маленького «волчонка». Я восторженно смотрела на ее внука и громко хлопала в ладоши.

После спектакля, от которого все зрители, и я в том числе, были в восторге, я подарила бабушке цветы, а с ее внуком сфотографировалась на память. Мальчика зовут Владимир Морозов, он ученик шестого класса средней школы № 10. Он стал лауреатом фестиваля как исполнитель лучшей роли Волчонка, с чем мы, зрители и учителя, поздравляем этого талантливого мальчика и с нетерпением ждем его новых выступлений.

А родителям и бабушке говорим «спасибо» за отличного «Волчонка». Детская театральная студия «Бармалей» стала лауреатом фестиваля «За дебют в музыкальном жанре», с чем поздравляем всех «бармалят» и главного «Бармалея» Олега Душина.

23 сентября, в день закрытия фестиваля, я посмотрела еще один очень интересный, с моей точки зрения, спектакль с участием школьников – по мотивам произведения Р. Киплинга «Маугли» режиссера Елены Каледы – образцовой театральной студии «ЛиК» из поселка Луговое Калининградской области. И я невольно сравниваю эти две постановки со сказочным сюжетом и героями-животными. Обе сказки – о вечном, о борьбе добра и зла. В обоих спектаклях заняты в основном школьники, очень талантливые и непосредственные. Киплинг вводит в свое повествование человека – мальчика, которому пришлось жить среди зверей, перенимать их повадки и «стиль» жизни в джунглях. Я увидела на сцене очень непосредственную игру маленьких актеров, изображающих обитателей тропических лесов. Они талантливо передавали движения хитрых и ловких животных, которые всегда ждут нападения со стороны более сильных сородичей, и вот эти постоянные напряжение, ожидание опасности, страх отлично были сыграны совсем юными артистами. Маугли – человек, он оказался сильнее своих «соплеменников», потому что в его руках горит огонь, и он теперь должен защищать их, которые когда-то спасли его.

Юный актер, сыгравший Маугли, очень талантлив. Он настолько вжился в роль, что готов был ходить на четвереньках весь спектакль. Они чем-то похожи – Маугли и наш Волчонок Володя Морозов (жаль, если они не подружились).

Я давно хотела познакомиться с артистами Чертовищинского народного театра, о котором часто пишет наша газета, тем более что с Чертовищами меня многое связывает в личном плане: здесь в 1930 году родился мой супруг Е.А. Рябинкин, а его отец Александр Андреевич был в 20-е годы первым директором Чертовищинской начальной школы. Моей любимой воспитательницей в детском саду была красавица Зиночка из Чертовищ (это образовательное учреждение в Старой Вичуге, выстроенное еще до войны, в 1937 году, функционирует до сих пор). Мы с мамой любили этот чудесный уголок вичугской земли и часто бывали в гостях у Утешевых, а талантливую певицу из Чертовищ Валю Столбову я знала лично. Но все это было в далеком прошлом.

Не прийти на спектакль знаменитого Чертовищинского народного театра я просто не могла, тем более что это был «Медведь» по пьесе А.П. Чехова, которую я знаю почти наизусть, а знаменитый фильм с участием великого Михаила Жарова смотрела, наверное, сотню раз. Интерес был колоссальным: замахнуться на медведя – Жарова – все равно, что «замахнуться на Вильяма Шекспира».

Но народные артисты из деревни Чертовищи под руководством режиссера Н. Антоновой замахнулись так, что стали лауреатами фестиваля «За обращение к русской классической драматургии», а Петр Крылов – лучшим исполнителем роли Луки (слуги) в этом спектакле. Мне очень понравилась игра Игоря Торгова – «медведя»: если он и не положил на обе лопатки знаменитого советского народного артиста, то и сам устоял под мощными театральными приемами всенародного любимца. И все-таки в Игоре Торгове есть что-то «жаровское»: его стать, громовой голосище, разухабистость, высокомерное презрение к женщине, грубость.

Торгов-Смирнов (это фамилия чеховского «медведя») великолепен в первой части спектакля, а вот влюбленный «медведь» из него не получился (это мое мнение). А «вдовушке», с моей точки зрения, не хватило дворянского «шарма» и «ямочек на щечках». Но все равно, вы все молодцы! Спасибо за классику!

После «Черной бурки», которую привезли с собой артисты из Осетии на наш фестиваль несколько лет назад, я с удовольствием хожу на спектакли, поставленные на национальных языках республик, входящих в РФ. И в переводе спектакли эти не нуждаются: игра актеров, национальный колорит в одежде, танцах, декорациях помогают зрителю понять происходящее на сцене.

Это все я увидела в спектакле «Сапожник» народного театра поселка Медведево республики Марий Эл. Незатейливая история про сапожника, ленивого, хитренького, но веселого, поющего и пляшущего, никогда не унывающего, любящего денежку. Строгий Бригадир разоблачает его махинации, сапожник уличен, но прощен, поскольку сам раскаялся в содеянном.

И эта простенькая история весело разыгрывается на фоне декораций, передающих скромный сельский быт марийцев, бережно хранящих национальные черты своего народа, передающиеся из поколения в поколение через вышитые мужские рубашки, полотенца, одежду, фартуки, головные платки, повязанные на женские головки как-то по-особенному; говор, походка, жесты – все свое, неповторимое, и это чудесно!

После спектакля я познакомилась с артистами из Марий Эл. Это удивительные люди: скромные, тихие, вежливые, это труженики, не избалованные достатком. Артист, играющий Бригадира (это единственное слово произносилось на русском языке), протянул на прощание мне свою руку, и я почувствовала в ней такую мощь, что поняла, как тяжел все еще крестьянский труд в сельской провинции, но деревенские жители находят в себе силы и желание, наперекор всему, создавать свои народные театры. И это прекрасно!

В день закрытия фестиваля, под занавес, как заключительный аккорд всего этого замечательного театрального народного праздника, «прогремел» (иначе и не скажешь!) спектакль «Бабий бунт» (по мотивам произведений М. Шолохова), поставленный театром юного зрителя г. Азова Ростовской области (режиссер Л. Грачева). Он подводил итог четырехдневного театрального «саммита» представителей отечественной многонациональной культуры.

Высочайший уровень творческого мастерства, самобытного национального колорита, раскрытие черт характера донских казаков с их удалью и неповторимостью, широтой и размахом казачьих песен и плясок, своеобразием и простотой женской одежды – все это было представлено в спектакле.

Нельзя было не восхититься своеобразием донских казачек, которые, как на модный подиум, выходили на сцену в своих национальных костюмах, сшитых из яркого сатина, украшенных кружевами да лентами, подчеркивающими женскую стать и прелесть этих мадонн из Азова. И в этой опрятности, добротности, строгих, гладких прическах на гордо поднятых головах я увидела огромное уважение к женщине, к своему народу, культуре, природе и быту – это и есть тот «тихий Дон», о котором писал М. Шолохов.

И сам спектакль, добротно сделанный, с прекрасными декорациями: подсолнухами, глиняными горшками на плетне, белыми хатой и печью на «подворье» – все это было мило и восхитительно! Хороши, под стать казачкам, были и донские казаки, с красными лампасами на брюках и околышами на фуражках.

А как они пели, танцевали, шашками размахивали – залюбуешься! Сколько в них мужской силы, красоты, юмора, жизнелюбия, азарта! Они подарили нам, зрителям, настоящий праздник, какого мы давно не видели на сцене, праздник любви, добра, счастья. Спасибо им! Вот ради таких минут вдохновения и стоит ходить в театр.

Я посмотрела спектакль Жанар Кусаиновой «Птица в кармане» (режиссер О. Иванова) Приволжского народного театра им. А.А. Дьячкова с. Приволжье Самарской области. Это был моноспектакль для одной актрисы, которая в течение почти полутора часов рассказывала нам, зрителям, трагическую историю женщины, много страдавшей, перенесшей утраты.

Декорация спектакля необычна: инвалидное кресло и развешанная по всей стене сцены женская одежда, символизирующая разные периоды в жизни героини. Ее рассказ о нелегкой судьбе на всем протяжении действия сопровождался мелодией, в которой угадывались нотки: «Крутится, вертится шарф голубой».

Актриса очень умело, профессионально использовала в своей игре эти незамысловатые атрибуты сцены. Ее речь, жесты, мимика, движения – все соответствовало сущности спектакля… Но мне что-то мешало сосредоточиться и погрузиться целиком в мир эмоций и чувств самой актрисы.

А потом я поняла: внешность, одежда, прическа самой рассказчицы – все должно быть другим. Рваные джинсы, майка, две тонкие косицы – вот эта небрежность в одежде, во внешности мешали мне сопереживать. Прошу прощенья у талантливой и самобытной актрисы за сказанные в ее адрес слова. И хотя я дилетант-любитель, но имею право высказать свое мнение на этот счет.

Я получаю огромное удовольствие от «Встреч в провинции». Для меня было наслаждением пообщаться и с артистами, и со зрителями, истинными театралами. Эти встречи делают мою жизнь интересной, насыщенной теми положительными эмоциями, которые нужны человеку в любом возрасте. И я говорю «спасибо» всем, кто устраивает эти праздники для души нам, провинциалам.

В заключение я позволю себе, уважаемые читатели, одну небольшую ремарку – несколько слов о школьниках, которых мы, учителя, на «поводке» приводим в театр во время открытия и закрытия фестиваля. Наблюдая за поведением детей в зале во время спектакля, я обратила внимание на то, что они не умеют (или не хотят?) реагировать на то, что происходит на сцене, и пока ведущие не скажут: «Давайте, ребята, поаплодируем!» – они в ладоши не хлопают, то есть, видимо, не получают от увиденного никаких впечатлений. Их лица не выражают ничего, никаких чувств, никаких эмоций.

Ситуация, похожая на эпизод из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»: начальник пионерского лагеря (артист Е. Евстигнеев): «Аплодируем! Аплодируем! Перестали аплодировать!». Помните?

О чем это свидетельствует? О неразвитости чувств детей как результате компьютеризации воспитания? А может, потому, что мы, родители и учителя, не учим их поведению в театре? А воспитание чувств – это отторжение школьников от безмолвного компьютера и погружение их в волшебный мир театра, наполненного музыкой, красивой декламацией, движениями, роскошными костюмами и декорациями.

Эпиграфом к своему повествованию я взяла слова А.П. Чехова, великого гуманиста и интеллигента, всю свою короткую жизнь (он умер в 44 года) боровшегося с пошлостью во всех ее проявлениях. Он не был владельцем «заводов» и «пароходов», но весь свой писательский заработок отдавал на строительство сельских школ и больниц, радея о физическом и нравственном здоровье людей. В культуре и в образовании народа он видел его силу, то есть и нашу с вами: «вышли мы все из народа, дети семьи трудовой». А театр, для которого Антон Павлович писал свои пророческие пьесы, был той трибуной, с высоты которой он вещал миру идеи добра и справедливости. Спасибо всем участникам «Театральных встреч в провинции» за их верность великим российским традициям. До новых встреч. Любите театр…

Л.Н. Рябинкина, «дипломант» номинации «Золотой зритель»